воскресенье, 24 июля 2011 г.

Видео 5 опубликовано: Юрий Фидельгольц вспоминает - МОЯ ЖИЗНЬ В ЛАГЕРЕ

Видео: http://www.1917-1991.org/m/video-interviews/juri-lwowitsch-fidelgolz-2/?lang=ru

Юрий Львович Фидельгольц был арестован в 1948 году по обвинению в  создании антисоветской организации.

Приговорен к 10 годам исправительно-трудовых лагерей, которые отбывал в Особых лагерях Тайшета и Колымы.

Освободился по болезни в 1954 году.


Сценарий видео: Юрий Фидельгольц вспоминает - МОЯ ЖИЗНЬ В ЛАГЕРЕ

Этап

CD-2.00.26.04. Когда кончилось следствие,CD-2. 00.26.06.

CD-2. 00.26.15. Следователь сказал: «Вы попали в переплет,  не буду я говорить, насколько это серьезно, но вы учтите, вы обязательно должны вернуться. Несомненно лагерь не должен вас страшить, потому что вы там будете работать и не отчаивайтесь» CD-2. 00.26.53.  
  
CD-3.00.06.21. И вот, наконец, этап. CD-3.00.06.23.

CD-3.00.06.29. я оказался в вагоне где-то на окраине Москвы, Черный Воронок привез. И к Столыпинскому вагону. Ну и меня посадили в Столыпина, это был отдельный вагон совершенно, отвязанный от всего состава. Потом прицепили к составу, но там все было зарешечено в этом окне, в этом Столыпинском и  там ничего не было видно.   CD-3.00.07.05.

CD-3.00.07.49. Когда поезд пролетал  ближе к Свердловску, я в туманной дымке, увидел вышки бесконечные, заборы, заборы, заборы и вышки, вышки, вышки  - прямо огромная территория. Я подумал: «Что это такое?» Для меня непосвященного я думал, может быть, здесь какое-то военное предприятие, что-нибудь секретное. И когда я поделился со своими спутниками, один бывалый был. Он говорит: «Чудак ты, это же лагеря. Лагерей около Свердловска огромное количество, одна зона за другой идет». Он мне объяснил. И я тогда подумал: «Господи, неужели в нашей стране прямо такие огромные территории заняты вышками и колючей проволокой, предназначены для народа!» Ну, вот так. Потом нас на пересылку высадили в Свердловске. CD-3. 00.09.15.

CD-3.00.11.16. Из пересылки нас выгнали, посадили в крытые машины с кузовами, типа фургонов, и привезли тоже на окраину Свердловска, и там был уже сформирован этап в теплушках. Теплушки были снабжены печками. В середине печка,  и там дрова тоже есть, и нары. Ну вот. С двух сторон вагона. Каждый выбрал себе место, нас определили, покатили, уже в таких товарняках дальше. Этап уже. CD-3. 00.12.12. В вагоне, в этой теплушке, было примерно человек 30-40. И кормили, в основном, селедка и каша овсяная, которую черпаком доставали из кадки, и вода горячая. Ну, вот сахарок давали кусками, это я помню.  CD-3. 00.12.44.

CD-3. 00.14.45. Конвой был немилосердный с таким явным мнеием, что это едут фашисты. Нас называли фашисты, и бытовики нас тоже называли фашистами. Едут фашисты, в независимости от того, кто ты, троцкист или там бухаринец, или там власовец, или еще кто. Фашист и все, все фашисты, все антисоветчики, фашисты. CD-3. 00.15.11.

Озерлаг -Озерный Лагерь в Иркутской области

CD-3. 00.16.08.  Вот такая вещь. Высадили нас на ветке Тайшет – Братск. Это зимой было дело, сразу в сугроб мы попадали из вагонов.  Лагерь был уже обжитый, это был старый дрянной лагерь, построенный еще японскими военнопленными, и там в ход шли одни отбросы. Там не было настоящих срубов, а были какие-то остатки досок, сколоченные бараки, в которых щели были величиной чуть ли не с ладонь. И когда утром мы просыпались, у некоторых/,
Вот я, например, в бараке спал одетый и в ушанке. Натягивал ушанку, чтоб не замерзла голова, потому что поддувало из щели, со стороны стены. И иногда просыпался я, наледь образовывалась, которая мою ушанку связывала с щелью, и я не мог оторвать. Потом я вытаскивал голову, потом тянул эту ушанку.CD-3. 00.18.01.

CD-3.00.33.56. одежда на мне была поношенная, на меня напялили одежду третьего срока, лоскутья на лоскутья, грязная вся: и ватники, и телогрейки, и бушлаты. Это что-то невыносимое. На ногах у меня были чуни такие, челябинский тракторный завод, которые резали мне ноги. Вообще, я уже превратился в какую-то ходячую скотинку, вот. CD-3. 00.34.26.

CD-3.00.18.24. На нас нацепили номера и сказали: «Вы не в бытовом находитесь лагере, у вас одна только 58-я статья, вы находитесь в особо закрытом режимном лагере, Озерлаг, и будете носить номера, будете ходить только в казенной одежде, если вы будите нарушать режим и  ходить в вольном, то мы вас будем наказывать опять БУРом или карцером». Вот так. А могут даже и за саботаж припаять статью, 58-14 – саботаж. Вот так. CD-3. 00.19.12.

CD-3.00.32.19.  И меня послали к Ланскому на ремонт железной дороги. Там приходилось все делать: и шпалы я таскал, таскал ужасно, прямо надрывная работа, рельсы таскал, дерном покрывал откосы. Работа была очень тяжелая не потому что она была трудная, а потому что был огромный объем работы, то есть, такие нормы, за два, за три дня не выполнишь то, что надо было сделать за несколько часов. CD-3.00.33.02.

Берлаг- Береговой лагерь на Колыме

CD-4.00.06.03. Нас, человек 30-40 заключенных, направили в глубь Колымы, под конвоем. Там был огромный лагерь, 600 примерно километров от Магадана. Там строили электростанцию, и  велись земляные работы, надо было выкорчевывать пни и потом бурить около реки. Для чего, я так и не знаю. Может быть, плотину хотели соорудить. Но факт остается фактом, меня  заставили бурить тоже вручную. Ну, вы представляете себе, что такое бурить вручную при пятидесятиградусном морозе, ломиком ковырять землю. Норма - 10 бурок за день надо было сделать, каждая бурка должна была быть глубиной не меньше 60-70 сантиметров. Ну, в зоне вечной мерзлоты это страшная вещь. CD-4. 00.08.10. 

CD-4. 00.12.25.  В общем, нигде я не был пригоден, и меня решили убрать на этап и послать еще дальше. Вот, на Д2 формировался этап на Усть-Неру, поселок Алискитовый, там был  горный комбинат, который обслуживал вольфрамовый рудник. И вот туда меня послали. В шахту я не попал, в рудник сам, потому что у меня было слабое зрение, да и силенок маловато было. И они меня переслали с верхней зоны в нижнюю зону, где находилась обогатительная фабрика по обогащению руды.
   Там все время текла вода, все сырое было насквозь. Ты сам промокал там, особенно зимой это было очень тяжело. К тому же нас очень часто посылали на мороз в сырой одежде, там на отвале была воронка такая специальная,  лоток такой.
Мы должны были пробивать в этом лотке отверстие, откуда шла руда. Не руда, а отброс на отвал. И это мы делали. И нас засыпало  песком по колено и вмораживало нас, потому что большой мороз был, и мы, в конце концов, оказывались как бы в плену, впаянными в лед были, потому что морозы нас спаивали со льдом. И потом нас ломами выковыривали, и мы шли отогреваться в сушилку. С нас спадали целые корки, как будто латы у рыцарей, такие с ног падали льдины. 16.00. А летом тоже было несладко, потому что на этом отвале шли работы  по опробированию этого  отвала. Проверялась, есть ли руда или остатки в этом отвале, в пустой этой породе. И нас заставляли делать такие шурфы. В этих шурфах как в колодцах мы должны были со дна брать пробу ведрами и доставлять наверх. Но, вполне понятно, что в этом отвале не было никаких мер предосторожности. Мы работали, рыли  песок. И в любой момент нас могло засыпать этим песком, а рыли мы шурфы довольно глубоко,  метра 3-4 в глубину. И там нужно было со дна еще поднять эту породу пустую, ведрышком. И очень часто было так,  (там никаких креплений не было), с боков не выдерживал песок, оттаивал и засыпал нас там прямо с головой. Ну, откапывали, а если не успевали откапывать, значит готов уже, человек уходил на тот свет. Никто за это никакой ответственности не нес.  CD-4. 00.18.00.
Ну, вот один раз меня тоже засыпало, я без сознания был. Там туркмен меня отгребал. Слава Богу, что я далеко не был засыпан, не на самом низу находился шурф этот, не полный был,  метра два с половиной. Ну, и меня быстро откопали, иначе бы я мог задохнуться.  CD-4. 00.18.30.

Инвалидная бригада

CD-4.00.22.22 Но меня из бригады рабочей переселили в инвалидную бригаду, в инвалидный барак. И там каждый день снимали крючками мертвых, рядом со мной, которые умирали люди, а я ждал спокойно своей участи. И думал, что, дай Бог, еще пожить немножко и полежать, отдохнуть от всей этой работы невыносимой, ну вот такая вот вещь. Потом, вдруг, мне объявляют: «Фидельгольц, на выход». И я больной освобождаюсь. И меня переправляют на машине в Усть-Неру, там коммисовка. CD-4.00.23.09.

CD-4.00.23.44. И когда я спросил, а что делать дальше. Они говорят:  «Вот теперь жди, когда тебя привезут в инвалидный дом на материк, и там ты будешь доживать свои дни».  CD-4.00.23.55.


Сценарий:
Алена Козлова, Ирина Островская (Мемориал - Москва)

Оператор:
Андрей Купавский (Москва)

Монтаж:
Себастьян Присс (Мемориал - Берлин)
Йорг Сандер (Sander Websites - Берлин)


© Международный Мемориал 2011

Комментариев нет:

Отправить комментарий